Категории





Крутой секс с тщей зятя


Все паскуде было как с гуся вода. Дочка его, он это отлично знал, вовсе не была ангелом и с парнями вовсю крутила еще лет с восемнадцати так что сейчас, после учебы, самое время было активно отдыхать. Федор Владимирович стал хорошим рабочим, потом — мастером, выучился, и стал начальствовать участком.

И её крепенькие ягодички от его члена отделяет только тонкая ткань ночнушки, да его собственные семейки. Да и наработался Федор Владимирович на земле — на всю оставшуюся жизнь. Самое поразительное для Федора было то, что Дашка ни на секунду не прекращала размеренной беседы с тещей, — разве что слова её стали какими-то слегка рассеянными.

Федор Владимирович Качалов, начальник слесарного участка одного из цехов крупного авиационного завода, не любил ездить на дачу. Запах дочери показался вдруг возбужающе-мускусным, он почувствовал близость её тела каждой клеточкой своего, руки на мягких плечиках непроизвольно сжались сильнее.

Сам такой был.

Первой реакцией было отпрянуть от дочкиного тела назад, чтобы она ничего не почувствовала, — но это столь грубо бы нарушило ощущение спокойствия и душевного равновесия обоих, что он не рискнул. Дашка, впрочем, не отставала — девочка, оказывается, умела посмаковать еблю не хуже отца, и сильными волнообразными движениями тела подмахивала ему, ритмично и слаженно, будто накачивала себя его твердым, как камень, поршнем Обзавелся квартиркой, женился, когда надоело менять подружек — девушкам нравился крепкий здоровый деревенский парень, притом не дурак и не алкаш.

Крутой секс с тщей зятя

В городе весело! Федора это бесило, разумеется, — но тут у него хватало ума не начинать скандалов на почве вечных проблем отцов и детей. Запах дочери показался вдруг возбужающе-мускусным, он почувствовал близость её тела каждой клеточкой своего, руки на мягких плечиках непроизвольно сжались сильнее.

Крутой секс с тщей зятя

Дочке до него было мало дела. И ничего даже, вполне приятная пожилая женщина! Он от избытка чувств чуть укусил её за шею, окончательно забывшись, и начал КРЫТЬ её мощными толчками, вдавливая в подоконник, так сильно, что едва не отрывал её босые пятки от линолеума

Пока жена тоже была в отпуске, Федор еще мог временами отдохнуть на славу — с Галиной не так скучно, можно и в баньку вместе сходить, и на рыбалку выбраться, да и честно говоря — в огороде что-нибудь за компанию поделать.

Было очень жарко, да вдобавок Галина вообще не смогла приехать на выходные — в самый последний момент электричку отменили, и она опоздала, так что субботнюю баню Федор принял в одиночестве, мрачно напился крепкого чаю в предбаннике, с сигаретой на закусь, и уснул в половине одиннадцатого у себя в комнате, стараясь не думать о грешном.

Соображая, куда вчера вечером сунул сигареты, Федор Владимирович задержался в сенях, и услышал звонкий смех дочурки через дверь. Чтобы как-то сгладить мысленную вину от допущенного срама, он без колебаний подошел к девочке сзади и сугубо по отчески обнял её круглые мягкие плечики.

Зачарованный такой метаморфозой, он заслушался, и из состоянии блаженного утреннего ступора его вывела вновь неизвестно откуда возникшая мысль, — а ведь дочка-то стоит перед ним в классической для ебли позе.

Опять заиграло срамное, опять в голове замелькали идиотские планы соблазнения соседок Но в тот момент он только желал этого, не в силах думать ни о чем другом Хотелось покурить.

Запах дочери показался вдруг возбужающе-мускусным, он почувствовал близость её тела каждой клеточкой своего, руки на мягких плечиках непроизвольно сжались сильнее. А что, опять же? Что его на самом деле доставало, так это Соображая, куда вчера вечером сунул сигареты, Федор Владимирович задержался в сенях, и услышал звонкий смех дочурки через дверь.

Но как только поняла, что это не кто-нибудь, а папка родной, успокоилась, и доверчиво прижалась к нему всем теплым телом, прикрытым только легонькой ночнушкой. Дашка стояла у окна, облокотившись на подоконник, и оживленно общалась с кем-то в палисаднике.

Хотя о его равновесии и душевном спокойствии уже очень скоро можно было только мечтать, — какая-то часть сознания, несмотря на все уговоры и угрозы, продолжала его настойчиво информировать, что у него в объятиях молодая зрелая девка, причем в позе наипервейшей готовности.

Признаться, осатаневший от желания и потрясения Федор оказался не способен на изысканные ласки, и довольно таки грубо сжал нежно-упругую горячую сисечку мозолистой ладонью. Теперь они уже не прощупывали почву, а целенаправленно ласкали друг друга.

Он от избытка чувств чуть укусил её за шею, окончательно забывшись, и начал КРЫТЬ её мощными толчками, вдавливая в подоконник, так сильно, что едва не отрывал её босые пятки от линолеума

С хрена двадцатилетней девке делать на даче в конце июня, Федор не мог понять даже при сильном напряжении извилин. Поэтому семейное счастье Федора Владимировича сложилось хорошо, — с женой жил душа в душу, дочку вот подняли и учиться отправили, дачку построили В самом деле Внутри Дашка оказалась горячей, влажной, но тесной, он отвык от такой узости и пожалуй, переборщил с силой внедрения, но сдержаться не смог.

И её крепенькие ягодички от его члена отделяет только тонкая ткань ночнушки, да его собственные семейки.

Девочка уже не спала, мало того, речь её не звучала заспанной. Дочка, поддерживая разговор с бабушкой, умудрялась сохранять спокойную интонацию, и даже задавала вопросы по делу а бабка пространно отвечала, радуясь внимательному слушателю , но её желание было уже таково, что он на высоте полного роста ощущал её острый запах, а движения стали резкими и нетерпеливыми

Чувствовалась, что она удивленна, но ни чуть не боялась, и с любопытством ожидала его реакции. Уф, будь она неладна, эта дачка! Он оживленно с кем-то беседовала, как он сначала подумал, по мобильнику В принципе, все это конечно было неплохо — свежий воздух, общение с бабушкой, все это для девочки очень даже хорошо, однако Федору пришлось отбросить обычные ругачки с тещей стеснялись оба в присутствии Даши , а они, как выяснилось, хоть тускло, а да и скрашивали слегка его скучную жизнь.

Федор улыбнулся, и хотел было уже украдкой закрыть дверь, но не удержался, чтобы не окинуть взглядом стоящую на фоне большого окна Дашку. Поскольку сразу её не последовало, — Федор Владимирович был слишком ошарашен, она изогнула поясницу уж вовсе по-кошачьи и потерлась о его естество уже явно-настойчиво.

И ничего даже, вполне приятная пожилая женщина! И подрочить, что ли. Федор мысленно подивился, и вышел во дверь, где быстро ополоснулся нагревшейся утренним солнышком водицей, почистил зубы и вполне довольный вернулся в дом.

Наверное, когда Дашка ложиться, титьки у ней тоже не расползаются в блины, а гордо возвышаются, будто две горки с острыми коричневыми вершинками Городская барышня, студентка, Дашка обращал на отца мало внимания, тайком полагая его совковым туповатым чурбаном, хотя и любила конечно, но как-то свысока.

Кровь у Федора была еще молодая, да и Галина была очень ничего — крепенькая, попка и титьки сдобные, и чего же время терять? Он отстранился все-таки назад, не совсем, а настолько, чтобы окончательно набравший силу хуй не касался девочки. Дашка стояла у окна, облокотившись на подоконник, и оживленно общалась с кем-то в палисаднике.

Зачарованный такой метаморфозой, он заслушался, и из состоянии блаженного утреннего ступора его вывела вновь неизвестно откуда возникшая мысль, — а ведь дочка-то стоит перед ним в классической для ебли позе.

Так прошла неделя. Дашка, впрочем, не отставала — девочка, оказывается, умела посмаковать еблю не хуже отца, и сильными волнообразными движениями тела подмахивала ему, ритмично и слаженно, будто накачивала себя его твердым, как камень, поршнем А грешного хотелось. Во рту стояла натуральнейшая конюшня.

В принципе, Федор Владимирович имел достойный характер, чтобы послать старую стерву на три советских буквы, и неоднократно посылал, но помогало это слабо. Хотелось покурить.



Горячий груповой секс с девочкой
Shade paine порноактриса
Порно на публике нд
Секс старых теток
Порно минет глубокий азиатки
Читать далее...